aif.ru counter
Марина Куцина 0 228

Фураги и бордовые пиджаки Андрей Олех о лихих 90-х и любви к Самаре

Недавно свет увидела новая книга - заключительная часть трилогии о Безымянке «Обмен и продажа». Многое из описанного в книге памятно самарцам, заставшим эпоху российского «дикого капитализма».

Время возможностей

Марина Куцина, АиФ-Самара: Андрей, как думаете, в чём феномен тоски по 90-м у большинства россиян, ведь, по сути, страшное время было?

Андрей Олех: Ответов много. Для родившихся в конце 70-х - начале 80-х это просто время взросления, как бы тяжело тогда ни жилось, но у этих людей не было другой молодости, а она прекрасна почти в любых условиях. Для поколения «нулевых», а я напомню несложный факт, что сегодня им уже по 18 лет, - это время возможностей, когда можно было взлететь по социальному лифту. Сейчас такое невозможно. Никто же не думает о том, что его застрелят у подъезда, всем кажется, что «он бы смог» и был бы сейчас олигархом. Ну и, наконец, у истории есть такое свойство: подробности забываются и остается миф.

- Какие, на ваш взгляд, самые яркие мифы из 90-х? У многих они собраны в образах фильма «Брат» Алексея Балабанова. Чем бы вы проиллюстрировали то время?

- Время было такое, что реальные события кажутся невероятными выдумками. В процессе подготовки материала я читал книгу Олега Иванца «Бандитская Самара», она есть в Интернете, если кто-то интересуется настоящей, а не художественной историей «лихих времен», я очень советую. Моей же целью было как раз показать 90-е без попыток романтизировать или очернить прошлое. За образами бандитов, коммерсантов, «новых русских» и прочих клише той эпохи стоят человеческие судьбы - об этом мои книги. Надеюсь, что написаны они достаточно хорошо и образно, так что читателю не понадобятся ассоциации с фильмами.

Зачем нужна тяжёлая правда?

- У вас есть любимое место на Безымянке и чем оно вам дорого?

- Мне нравится район в целом, но если выбирать, то, наверное, больше всего люблю улицу Свободы. Она очень уютная, зелёная, тихая. Ещё сквер Калинина. У меня много личных воспоминаний с ним связано, даже забавно, как с годами они менялись вместе с самим парком. А когда узнаешь историю места, как будто открываешь новое измерение в знакомом пространстве, очень интересное чувство. Мне очень нравится, когда мои читатели говорят мне, что мои книги подтолкнули их к прогулке по
Безымянке, многие из них долгие годы там не были.

- Почему вы решились сделать центральным местом действия ваших романов непарадную часть Самары? Это противопоставление официозу, где наш город фигурирует как космическая и запасная столица?

- Я родился, вырос и живу на Безымянке. Мне она совсем не кажется «не парадной», она очень красива, и мои книги рассказывают ее непростую историю. Может, она и далека от высоких идеалов, но тем больше уважения вызывают люди, живущие в таком непростом месте. Я не говорю, что Самара не «космическая» и не «запасная», но реальность сложнее пусть громких, но ярлыков. И я твердо уверен, что, узнавая тяжелую правду, можно лучше понять и даже полюбить место и людей, с ней связанных.

- Вы историк по образованию, но предпочитаете художественную реальность фактам. Почему?

- Наверное, потому, что я в первую очередь писатель, а не историк. Современные учёные скованы специализациями, у них нет возможности обобщать знания, они могут говорить только об отдельных фактах. При этом многое окажется непонятным. Как можно передать атмосферу времени и чувства людей цифрами или перечислением документов? Вот поэтому мне больше нравится искусство. Образование, конечно, помогает в работе над книгами. Несмотря на все вышесказанное, к фактам я отношусь с уважением и исторических неточностей стараюсь не допускать.

- Какие тайны хранит подземная Самара? Что вас в ней вдохновляет, что вынесли бы на страницы романа?

- Бункеры меня мало интересуют. Мои «подземелья» скорее психологические. Это как старые вещи, которые люди сложили в подвал своей памяти и не хотят о них вспоминать. Но если стряхнуть пыль с этих историй, почистить их и расположить в правильном порядке, оказывается, что зря их выкинули и они всем нужны.

- Например?

- Я говорю о темах своих книг. «Безымянлаг» - роман о лагере, о людях, построивших оборонные заводы, об этом не принято вспоминать, а многие даже и не знают о его существовании. «Фураги» из второго романа «Улица Свободы» тоже забываются, а это уникальная для города суб-культура, и люди с такой радостью делились своими историями о том времени, что это обязательно надо сохранить. Даже 90-е, о чем мы и говорили, постепенно становятся мифом. Люди чаще всего не воспринимают себя как часть истории, то, что происходит здесь и сейчас, кажется нам не важным, мелким по сравнению с прошлым, но это не так. Каждое время, место и судьба достойны книги.

Найти своё место

- Какие эмоции у вас вызывает город в целом? К сожалению, в последние годы молодёжь едет в столицу и другие мегаполисы. Как со временем изменится Самара, каковы её перспективы?

- Я люблю Самару. Безымянку, конечно, историческая часть у меня таких сильных чувств не вызывает. Будущее города связано с экономикой, и здесь я ничего оптимистичного сказать не могу. Если всё будет идти, как сейчас, на расцвет Самары рассчитывать не приходится. Например, IT-специалисты из многочисленных технических вузов города предпочитают ехать в столицу. Я и сам работаю в Москве, просто благодаря Интернету могу это делать, не покидая Безымянки. Это личный выбор каждого, как и где он хочет жить. Меня мое место устраивает.

- Планируете ли писать про другие районы города? Поясните, почему.

- Думаю, трех книг о Безы-мянке достаточно. Как говорили в недавнем прошлом, я «признался в любви к малой родине», пора двигаться дальше. Впрочем, далеко уходить я не собираюсь. Сейчас я начал писать исторический роман о Волжской Булгарии, так что впереди книги о Средней Волге.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Задержали трансформеров-нелегалов?
  2. На какие вакансии претендуют самарцы старше 50 лет?
  3. На «Прогрессе» ждут «посадок»?